Поэзия Расула Гамзатова. Избранное

Поэзия Расула Гамзатова. Избранное

0 отзыва
7913 читателя

Содержание:

БАЛЛАДА О ЖЕНЩИНЕ, СПАСШЕЙ ПОЭТА

День ушел, как будто скорый поезд,

Сядь к огню, заботы отложи.

Я тебе не сказочную повесть

Рассказать хочу, Омар-Гаджи.


В том краю, где ты, кавказский горец,

Пил вино когда-то из пиал,

Знаменитый старый стихотворец

На больничной койке умирал.


И, превозмогающий страданья,

Вспоминал, как, на закате дня

К женщине скакавший на свиданье,

Он загнал арабского коня.


Но зато в шатре полночной сини

Звезды увидал в ее зрачках,

А теперь лежал, привстать не в силе,

С четками янтарными в руках.


Почитаем собственным народом,

Не корил он, не молил врачей.

Приходили люди с горным медом

И с водой целительных ключей.


Зная тайну лекарей Тибета,

Земляки, пустившись в дальний путь,

Привезли лекарство для поэта,

Молодость способное вернуть.


Но не стал он пить лекарство это

И прощально заявил врачу:

- Умирать пора мне! Песня спета,

Ничего от жизни не хочу.


И когда день канул, как в гробницу,

Молода, зазывна и смела,

Прикатила женщина в больницу

И к врачу дежурному прошла.


И услышал он:

Теперь поэту

Только я одна могу помочь,

Как бы ни прибегли вы к запрету,

Я войду к поэту в эту ночь!


И, под стать загадочному свету,

Молода, как тонкая луна,

В легком одеянии к поэту,

Грешная, явилася она.


И под утро с нею из больницы

Он бежал, поджарый азиат.

И тому имелись очевидцы

Не из легковерных, говорят.


Но дивиться этому не стали

Местные бывалые мужи,

Мол, такие случаи бывали

В старину не раз, Омар-Гаджи.


И когда увидят все воочью,

Что конца мой близится черед,

Может быть, меня однажды ночью

Молодая женщина спасет.

Воспеваю то, что вечно ново.

И хотя совсем не гимн пою,

Но в душе родившееся слово

Обретает музыку свою.


И, моей не подчиняясь воле,

Рвется к звездам, ширится окрест…

Музыкою радости и боли

Он гремит - души моей оркестр.


Но когда скажу я, как впервые,

Это Слово-Чудо, Слово-Свет, -

Встаньте, люди!

Павшие, живые!

Встаньте, дети бурных наших лет!


Встаньте, сосны векового бора!

Встаньте, распрямитесь, стебли трав!

Встаньте, все цветы!.. И встаньте, горы,

Небо на плечах своих подняв!


Встаньте все и выслушайте стоя

Сохраненное во всей красе

Слово это - древнее, святое!

Распрямитесь! Встаньте!.. Встаньте все!


Как леса встают с зарею новой,

Как травинки рвутся к солнцу ввысь,

Встаньте все, заслышав это слово,

Потому что в слове этом - жизнь.


Слово это - зов и заклинанье,

В этом слове - сущего душа.

Это - искра первая сознанья,

Первая улыбка малыша.


Слово это пусть всегда пребудет

И, пробившись сквозь любой затор,

Даже в сердце каменном пробудит

Заглушенной совести укор.


Слово это сроду не обманет,

В нем сокрыто жизни существо.

В нем - исток всего. Ему конца нет.

Встаньте!..

Я произношу его:

"Мама!"


БЕРЕГИТЕ ДЕТЕЙ

Ничего нет печальней июня того,

Что сгорел, как дрова в очаге...

Не забуду, как руку отца моего

Я сжимал на прощанье в руке.


Перед тем, как навеки закрылись глаза,

Что полны были смертной тоски,

Он привстал на мгновенье и тихо сказал

Напоследок: «Детей береги!»


Восходящее солнце и в небе звезда,

И могучий поток и ручей,

Повторяли, как эхо, за ним сквозь года

Каждый день: «Берегите детей!»


Когда мамы не стало, я был далеко,

В круговерти событий и дел.

Но стоит у меня до сих пор в горле ком,

Что проститься я с ней не успел.

И когда я склоняюсь над скорбной плитой,

Слезы горя смахнув со щеки,

Мне как будто бы чудится голос родной:

«Мой сыночек, детей береги!»


В грохотании грома я слышу его,

В суматохе стремительных дней...

Для меня нет важней завещанья того –

Тихих слов: «Берегите детей!»


Написал бы их на колыбелях земных,

Их на ножках бы я начертал...

Чтоб с зари до заката читали вы их,

Отложив смертоносный кинжал.


Много песен на свете, но только одна

Повторяется в жизни моей.

Не смолкает на горском пандуре струна

Каждый час: «Берегите детей!»


Видел я, как орел беззащитных птенцов

Учит крылья свои расправлять.

Если б он научил нерадивых отцов

Так с потомством своим поступать.


Этот мир, как открытая рана в груди,

Не зажить никогда уже ей.

Но твержу я, как будто молитву в пути,

Каждый миг: «Берегите детей!»

Всех, творящих намазы, прошу об одном,

Прихожан всех на свете церквей:

«Позабудьте про распри, храните свой дом

И своих беззащитных детей!»


От болезней, от мести, от страшной войны,

От пустых, сумасбродных идей.

И кричать мы всем миром сегодня должны

Лишь одно: «Берегите детей!»


БЕДНАЯ ОВЕЧКА

Ты безгрешна до того,

Что почти святою стала.

Не загрызла никого,

Никого не забодала.


Дважды в год тебя стригут

До последнего колечка.

И однажды в пять минут

Шкуру начисто сдерут,

Бедная овечка,

Бедная овечка!


Человек родился:

пир!

И венчаешь ты шампуры,

Человек покинул мир —

И осталась ты без шкуры.


Настежь дверь пред кунаком —

И дохнула жаром печка.

Уксус смешан с чесноком,

И запахло шашлыком...

Бедная овечка,

Бедная овечка!


Грудой тонкого руна

Ты дрожишь в извечном страхе

И в любые времена

Даришь мужеству папахи.


Похудеть готов бурдюк,

Чтоб вино лилось, как речка.

А тебе опять — каюк:

Слишком лаком твой курдюк,

Бедная овечка,

Бедная овечка!


Ты невинна и кротка,

И поэтому не сдуру

Для злодейств во все века

Волк в твою рядится шкуру.


Слова истинного лад

Не сотрется, как насечка.

И порой всю жизнь подряд

Про кого-то говорят:

Бедная овечка,

Бедная овечка!


БЕРЕГИТЕ ДРУЗЕЙ

Знай, мой друг, вражде и дружбе цену

И судом поспешным не греши.

Гнев на друга, может быть, мгновенный,

Изливать покуда не спеши.


Может, друг твой сам поторопился

И тебя обидел невзначай.

Провинился друг и повинился -

Ты ему греха не поминай.


Люди, мы стареем и ветшаем,

И с теченьем наших лет и дней

Легче мы своих друзей теряем,

Обретаем их куда трудней.


Если верный конь, поранив ногу,

Вдруг споткнулся, а потом опять,

Не вини его - вини дорогу

И коня не торопись менять.


Люди, я прошу вас, ради бога,

Не стесняйтесь доброты своей.

На земле друзей не так уж много:

Опасайтесь потерять друзей.


Я иных придерживался правил,

В слабости усматривая зло.

Скольких в жизни я друзей оставил,

Сколько от меня друзей ушло.


После было всякого немало.

И, бывало, на путях крутых

Как я каялся, как не хватало

Мне друзей потерянных моих!


И теперь я всех вас видеть жажду,

Некогда любившие меня,

Мною не прощенные однажды

Или не простившие меня.

БЫВАЕТ В ЖИЗНИ ВСЁ НАОБОРОТ

Бывает в жизни все наоборот.

Я в этом убеждался не однажды:

Дожди идут, хоть поле солнца ждет,

Пылает зной, а поле влаги жаждет.


Приходит приходящее не в срок.

Нежданными бывают зло и милость.

И я тебя не ждал и ждать не мог

В тот день, когда ты в жизнь мою явилась.


И сразу по-другому все пошло,

Стал по-иному думать, жить и петь я.

Что в жизни все случиться так могло,

Не верится мне два десятилетья.


Порой судьба над нами шутит зло.

И как же я? Мне просто повезло.


ДЕТИ ДОМА ОДНОГО

Сохранилась для потомства

Поговорка давних лет:

Прежде чем построить дом свой,

Разузнай, кто твой сосед. -


Спорить мой земляк не станет

С этой мудростью вовек,

И в нагорном Дагестане

Знает каждый человек, -

Сколько бы в аулы бедствий

Чужеземцы принесли,

Если б с нами по соседству

Русской не было земли!


Тем обязаны России

Горцев вольные сыны,

Что отныне им косые

Сабли турок не страшны.

И, плечом к плечу с Россией,

Пересилив тяжесть ран,

Мы в бою насмерть разили

Интервентов-англичан.


Это было - помним свято -

В девятнадцатом году…

Пью за русского собрата,

Как за старшего в роду.

И, умея в жизнь вглядеться,

Вижу: счастлив оттого,

Что живем мы сердце к сердцу -

Дети дома одного.

ЕСТЬ ГЛАЗА У ЦВЕТОВ

С целым миром спорить я готов,

Я готов поклясться головою

В том, что есть глаза у всех цветов,

И они глядят на нас с тобою.

Помню, как-то я в былые дни

Рвал цветы для милой на поляне,

И глядели на меня они,

Как бы говоря: "Она обманет".


Я напрасно ждал, и звал я зря,

Бросил я цветы, они лежали,

Как бы глядя вдаль и говоря:

"Не виновны мы в твоей печали".

В час раздумий наших и тревог,

В горький час беды и неудачи

Видел я, цветы, как люди плачут,

И росу роняют на песок.


Мы уходим, и в прощальный час

Провожая из родного края,

Разные цветы глядят на нас,

Нам вослед головками кивая.

Осенью, когда сады грустны,

Листья на ветвях желты и гладки,

Вспоминая дни своей весны,

Глядя вдаль цветы грустят на грядке.


Кто не верит, всех зову я в сад,

Видите, моргая еле-еле,

На людей доверчиво глядят

Все цветы, как дети в колыбели.

В душу нам глядят цветы земли,

Добрым взглядом всех кто с нами рядом.

Или же потусторонним взглядом

Всех друзей, что навсегда ушли.

ЖУРАВЛИ

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю эту полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.


Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса.

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?


Сегодня, предвечернею порою,

Я вижу, как в тумане журавли

Летят своим определенным строем,

Как по полям людьми они брели.


Они летят, свершают путь свой длинный

И выкликают чьи-то имена.

Не потому ли с кличем журавлиным

От века речь аварская сходна?


Летит, летит по небу клин усталый -

Летит в тумане на исходе дня,

И в том строю есть промежуток малый -

Быть может, это место для меня!


Настанет день, и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле,

Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле.

ЖИЗНЬ НЕ ПРОЖИТЬ БЕЗ ЧЁРНЫХ ДНЕЙ

Жизнь не прожить без чёрных дней,

И в час беды и в час бессилья.

Вы не кляните матерей, за то, что вас они родили.


Им не дано предугадать,

Всё что детей их ждёт на свете.

И всякая на свете мать, желает только счастья детям.


Баюкая детей грудных, от века матери мечтали,

Чтоб не споткнулись дети их, и на дороге не упали.

И каждая на свете мать,какими б ни были мы с вами,

Нам детям не желала стать, ни жертвами ни палачами.

ЖИЗНЬ КАПРИЗНА

Жизнь капризна. Мы все в ее власти.

Мы ворчим и ругаем житье.

...Чем труднее она, чем опасней -

Тем отчаянней любим ее.


Я шагаю нелегкой дорогой,

Ямы, рытвины - только держись!

Но никто не придумал, ей-богу,

Ничего, что прекрасней, чем жизнь.

И ЛЮБЛЮ МАЛИНОВЫЙ РАССВЕТ Я

И люблю малиновый рассвет я,

И люблю молитвенный закат,

И люблю медовый первоцвет я,

И люблю багровый листопад.


И люблю не дома, а на воле,

В чистом поле, на хмельной траве,

Задремать и пролежать, доколе

Не склонится месяц к голове.


Без зурны могу и без чунгура

Наслаждаться музыкою я,

Иначе так часто ни к чему бы

Приходить мне на берег ручья.


Я без крова обошелся б даже,

Мне не надо в жизни ничего.

Только б горы, скалы их и кряжи

Были возле сердца моего.


Я еще, наверное, не раз их

Обойду, взбираясь на хребты.

Сколько здесь непотускневших красок,

Сколько первозданной чистоты.


Как форель, родник на горном склоне

В крапинках багряных поутру.

Чтоб умыться — в теплые ладони

Серебро студеное беру.


И люблю я шум на дне расселин,

Туров, запрокинувших рога,

Сквозь скалу пробившуюся зелень

И тысячелетние снега.


И еще боготворю деревья,

Их доверьем детским дорожу.

В лес вхожу как будто к другу в дверь я,

Как по царству, по лесу брожу.


Вижу я цветы долины горской.

Их чуть свет пригубили шмели.

Сердцем поклоняюсь каждой горстке

Дорогой мне сызмальства земли.


На колени у речной излуки,

Будто бы паломник, становлюсь.

И хоть к небу простираю руки,

Я земле возлюбленной молюсь.

МАМА

По-русски - "мама", по-грузински - "нана",

А по-аварски - ласково "баба".

Из тысяч слов земли и океана

У этого - особая судьба.


Став первым словом в год наш колыбельный,

Оно порой входило в дымный круг

И на устах солдата в час смертельный

Последним зовом становилось вдруг.


На это слово не ложатся тени,

И в тишине, наверно, потому

Слова другие, преклонив колени,

Желают исповедаться ему.


Родник, услугу оказав кувшину,

Лепечет это слово оттого,

Что вспоминает горную вершину -

Она прослыла матерью его.


И молния прорежет тучу снова,

И я услышу, за дождем следя,

Как, впитываясь в землю, это слово

Вызванивают капельки дождя.


Тайком вздохну, о чем-нибудь горюя,

И, скрыв слезу при ясном свете дня,

"Не беспокойся, - маме говорю я, -

Все хорошо, родная, у меня".


Тревожится за сына постоянно,

Святой любви великая раба.

По-русски - "мама", по-грузински - "нана"

И по-аварски – ласково "баба".

МАТЕРИ

Мальчишка горский,

я несносным

Слыл неслухом в кругу семьи

И отвергал с упрямством взрослым

Все наставления твои.


Но годы шли,

и, к ним причастный,

Я не робел перед судьбой,

Зато теперь робею часто,

Как маленький, перед тобой.


Вот мы одни сегодня в доме,

Я боли в сердце не таю

И на твои клоню ладони

Седую голову свою.


Мне горько, мама, грустно, мама,

Я - пленник глупой суеты,

И моего так в жизни мало

Вниманья чувствовала ты.


Кружусь на шумной карусели,

Куда-то мчусь,

но вдруг опять

Сожмется сердце: "Неужели

Я начал маму забывать?"


А ты, с любовью, не с упреком,

Взглянув тревожно на меня,

Вздохнешь, как будто ненароком,

Слезинку тайно оброня.


Звезда, сверкнув на небосклоне,

Летит в конечный свой полет.

Тебе твой мальчик на ладони

Седую голову кладет.

МНЕ ЛЬ ТЕБЕ, ДАГЕСТАН МОЙ БЫЛИННЫЙ

Мне ль тебе, Дагестан мой былинный,

Не молиться,

Тебя ль не любить,

Мне ль в станице твоей журавлиной

Отколовшейся птицею быть?


Дагестан, все, что люди мне дали,

Я по чести с тобой разделю,

Я свои ордена и медали

На вершины твои приколю.


Посвящу тебе звонкие гимны

И слова, превращенные в стих,

Только бурку лесов подари мне

И папаху вершин снеговых!

МОЙ ДАГЕСТАН

Когда я, объездивший множество стран,

Усталый, с дороги домой воротился,

Склонясь надо мною, спросил Дагестан:

"Не край ли далекий тебе полюбился?"


На гору взошел я и с той высоты,

Всей грудью вздохнув, Дагестану ответил:

"Немало краев повидал я, но ты

По-прежнему самый любимый на свете.


Я, может, в любви тебе редко клянусь,

Не ново любить, но и клясться не ново,

Я молча люблю, потому что боюсь:

Поблекнет стократ повторенное слово.


И если тебе всякий сын этих мест,

Крича, как глашатай, в любви будет клясться,

То каменным скалам твоим надоест

И слушать, и эхом в дали отзываться.


Когда утопал ты в слезах и крови,

Твои сыновья, говорившие мало,

Шли на смерть, и клятвой в сыновней любви

Звучала жестокая песня кинжала.


И после, когда затихали бои,

Тебе, Дагестан мой, в любви настоящей

Клялись молчаливые дети твои

Стучащей киркой и косою звенящей.


Веками учил ты и всех и меня

Трудиться и жить не шумливо, но смело,

Учил ты, что слово дороже коня,

А горцы коней не седлают без дела.


И все же, вернувшись к тебе из чужих,

Далеких столиц, и болтливых и лживых,

Мне трудно молчать, слыша голос твоих

Поющих потоков и гор горделивых".

МОЙ ДЕДУШКА

Блещут звёзды вечером,

Дремлет сад в снегу.

Мы садимся с дедушкой

Ближе к очагу.


Он читает книжки мне –

Ведь читать я сам

Не могу пока ещё

Даже по слогам.


Вот какой мой дедушка!

В майский праздник он

Был на сбор ребятами

В школу приглашён.


Вовремя пришёл он,

Не подвёл ребят.

Встал под знамя красное

Пионеротряд.


И, держа равнение,

Все ребята тут

Пионерский дедушке

Отдали салют.


А когда торжественный

Запылал костёр,

Рассказал мой дедушка,

Старый житель гор,


Как с другими горцами

В давнем феврале

Он в гостях у Ленина

Побывал в Кремле.


Как дарил, волнуясь, он

Бурку Ильичу…

Быть таким, как дедушка,

Очень я хочу!


Приезжайте в гости к нам

По горам крутым –

Сами познакомитесь

С дедушкой моим!

О РОДИНЕ, ТОЛЬКО О РОДИНЕ

О чём эта песня плакучих берёз,

Мелодия, полная света и слёз?

О Родине, только о Родине.

О чём за холодным гранитом границ

Тоска улетающих на зиму птиц?

О Родине, только о Родине.


В минуты печали, в годину невзгод

Кто нас приголубит и кто нас спасёт?

Родина, только лишь Родина.

Кого в лютый холод нам надо согреть

И в трудные дни мы должны пожалеть?

Родину, милую Родину.


Когда мы уходим в межзвёздный полёт,

О чём наше сердце земное поёт?

О Родине, только о Родине.

Живём мы во имя добра и любви,

И лучшие песни твои и мои —

О Родине, только о Родине…


Под солнцем палящим и в снежной пыли

И думы мои, и молитвы мои —

О Родине, только о Родине.

ПОВЕРЬТЕ, ПЕРВАЯ ОШИБКА НЕ СТРАШНА

Поверьте, первая ошибка не страшна,

И первая обида не важна,

И самый первый страх сродни испугу.

И коль в твоей судьбе случилось вдруг,

Что в первый раз тебя обидел друг -

Не осуждай, понять попробуй друга.


Наверное, на свете не найти

Людей, ни разу не сбивавшихся с пути,

Сердец, ни разу не окутанных туманом.

И коль у друга твоего стряслась беда:

Сказал не то, не тем и не тогда -

Его ошибку не считай обманом.


Друзья, что, глупый промах мой кляня,

Когда-то отказались от меня,-

Для вас всегда мой дом открыт. Входите!

Всех, кто со мной смеялся и грустил,

Люблю, как прежде. Я вас всех простил.

Но только и меня, друзья, простите.

ПОДВОДЫ

Подводы одних

Еле плетутся

Дорогою горной.

Другие подводы

Под горку несутся

Легко и проворно.


Молодость,

Бег твоих жарких коней

Красив и свободен.

Тянешь весь мир

Ты на своей

Чудо-подводе.


Подводы одних

Издалека

Ползут по дороге...

В них впряжены

Кривая клюка,

Посох убогий...


Резвый твой конь

У облаков,

Молодость, мчится.

Топот его

Быстрых подков

В сердце стучится.


Кто мне ответит,

Что там за груз

На пыльных подводах?

Воспоминанья,

Давняя грусть,

Долгие годы.


Молодость,

Что на подводе твоей -

Я-то уж знаю:

Только любовь

И вера в людей,

И радость земная.

РАЗГОВОР

— Скажи мне,

перебрав свои года,

Какое время самым лучшим было?

— Счастливейшими были дни,

когда

Моя любимая

меня любила...

— А не было ль, скажи,

такого дня,

Когда ты плакал,

горя не скрывая?

— Любимая забыла про меня.

Тот день я самым черным

называю...

— Но можно было вовсе не любить!

Жить без любви —

и проще

и спокойней!..

— Наверно, это проще.

Может быть...

Но в жизни

Я такого дня

не помню.

РОДНОЙ ЯЗЫК

Всегда во сне нелепо всё и странно.

Приснилась мне сегодня смерть моя.

В полдневный жар в долине Дагестана

С свинцом в груди лежал недвижно я.


Звенит река, бежит неукротимо.

Забытый и не нужный никому,

Я распластался на земле родимой

Пред тем, как стать землею самому.


Я умираю, но никто про это

Не знает и не явится ко мне,

Лишь в вышине орлы клекочут где-то

И стонут лани где-то в стороне.


И чтобы плакать над моей могилой

О том, что я погиб во цвете лет,

Ни матери, ни друга нет, ни милой,

Чего уж там — и плакальщицы нет.


Так я лежал и умирал в бессилье

И вдруг услышал, как невдалеке

Два человека шли и говорили

На мне родном, аварском языке.


В полдневный жар в долине Дагестана

Я умирал, а люди речь вели

О хитрости какого-то Гасана,

О выходках какого-то Али.


И, смутно слыша звук родимой речи,

Я оживал, и наступил тот миг,

Когда я понял, что меня излечит

Не врач, не знахарь, а родной язык.


Кого-то исцеляет от болезней

Другой язык, но мне на нем не петь,

И если завтра мой язык исчезнет,

То я готов сегодня умереть.


Я за него всегда душой болею,

Пусть говорят, что беден мой язык,

Пусть не звучит с трибуны ассамблеи,

Но, мне родной, он для меня велик.


И чтоб понять Махмуда, мой наследник

Ужели прочитает перевод?

Ужели я писатель из последних,

Кто по-аварски пишет и поёт?


Я жизнь люблю, люблю я всю планету,

В ней каждый, даже малый уголок,

А более всего Страну Советов,

О ней я по-аварски пел как мог.


Мне дорог край цветущий и свободный,

От Балтики до Сахалина — весь.

Я за него погибну где угодно,

Но пусть меня зароют в землю здесь!


Чтоб у плиты могильной близ аула

Аварцы вспоминали иногда

Аварским словом земляка Расула —

Преемника Гамзата из Цада.

СЛОВО О МАТЕРИ

Трудно жить, навеки Мать утратив.

Нет счастливей нас, чья мать жива.

Именем моих погибших братьев

Вдумайтесь, молю, в мои слова.


Как бы ни манил вас бег событий,

Как ни влек бы в свой водоворот,

Пуще глаза маму берегите,

От обид, от тягот и забот.


Боль за сыновей, подобно мелу,

Выбелит ей косы до бела.

Если даже сердце очерствело,

Дайте маме капельку тепла.


Если сердцем стали вы суровы,

Будьте, дети, ласковее с ней.

Берегите мать от злого слова.

Знайте: дети ранят всех больней!


Если ваши матери устали,

Добрый отдых вы им дать должны.

Берегите их от черных шалей,

Берегите женщин от войны!


Мать умрет, и не изгладить шрамы,

Мать умрет, и боли не унять.

Заклинаю: берегите маму,

Дети мира, берегите мать!

ЧЕМ БОЛЬШЕ И ЯРЧЕ ВЕСНА

Чем больше и ярче весна -

Тем пение птиц веселее.

Но песнь их умолкнуть должна,

Едва лишь земля побелеет.


Чем снег тяжелей у крыльца

И чем безнадежней ненастье -

Тем трепетней песни певца,

Тем больше тепла в них и страсти.

Я НОЧЬЮ, БЫВАЛО, С ТРУДОМ ВОЛОЧУ...

Я ночью, бывало, с трудом волочу

О камни разбитые ноги,

А мама в окне зажигает свечу,

Чтоб я не сбился с дороги.


С тех пор истоптал я немало дорог,

В грозу попадал и в метели,

И всюду далекой свечи огонек

Помогал мне дойти до цели.

Я ПРОСНУЛСЯ НА РАССВЕТЕ

Я проснулся на рассвете -

В небе ни единой тучи.

А вчера был дождь и ветер,

Мир был весь в слезах горючих.


Кто ж так высоко-высоко

В небе поднялся с метлою

И подмел в мгновенье ока

Небо, скованное мглою?







Ваша оценка
Поделитесь с друзьями
Новые и интересные статьи по теме

Реклама
×
Мы в соцсетях
Copyright © 2019 Tikitoki.ru
Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только при обязательном указании автора и прямой гиперссылки на сайт https://www.tikitoki.ru