Эдуард Успенский. Весёлые и поучительные стихи для детей

Эдуард Успенский. Весёлые и поучительные стихи для детей

0 отзыва
82904 читателя

Берегите игрушки

Берегите игрушки

У коляски нет колёс,

У ежа отклеен нос,

Стали чёрными цыплята,

А из мишки лезет вата.


Были новыми игрушки,

А сейчас они старушки.


Так давайте поскорей

Взяли кисточки и клей,

Нитки, катушки

И вылечим игрушки.




Вера и Анфиса

У девочки Веры теперь есть подружка,

Она не котёнок, она не игрушка,

Она иностранка, она интуристка,

Она обезьянка по кличке Анфиска.

Анфиска,

Анфиска,

Анфиска.


Её папа рад, и её мама рада.

Другую сестрёнку рожать им не надо,

Ведь есть иностранка, ведь есть интуристка,

Ведь есть обезьянка по кличке Анфиска.

Анфиска,

Анфиска,

Анфиска.


Их девочка Вера росла одинокой,

Могла стать сердитой, могла стать жестокой.

Теперь она вырастет доброю самой

И станет, наверно, прекрасною мамой.

Ведь есть иностранка, ведь есть интуристка,

Ведь есть обезьянка по кличке Анфиска.

Анфиска,

Анфиска,

Анфиска.




Если был бы я девчонкой

Если был бы я девчонкой -

Я бы время не терял!

Я б на улице не прыгал,

Я б рубашки постирал,

Я бы вымыл в кухне пол,

Я бы в комнате подмёл,

Перемыл бы чашки, ложки,

Сам начистил бы картошки,

Все свои игрушки сам

Я б расставил по местам!

Отчего я не девчонка?

Я бы маме так помог!

Мама сразу бы сказала:

"Молодчина ты, сынок!"




Жирафы

Однажды, однажды,

Однажды, однажды

Гуляли жирафы

По улице важно.

Гуляли жирафы

С большою корзиной

И обходили

Все магазины.

Когда магазин

Помещался в подвале,

Жирафы стояли

И громко вздыхали.

А если он был

На втором этаже,

Жирафы вздыхали,

Но меньше уже.

В окна смотрели

Они свысока

И дальше шагали,

Как два маяка.

И долго ходили

Походкою важной

В нашем поселке

Малоэтажном.

Ходили, ходили,

Ходили, ходили —

И так для себя

Ничего не купили.

Вот почему еще

Есть города,

Где встретить жирафов

Нельзя никогда.




Загадка про конфеты

В нашем доме был буфет,

В нём лежало пять конфет...

Но однажды, как-то раз,

В нашем доме свет погас

А когда включили свет,

Больше не было конфет.

Где сейчас конфеты эти?

Если рядом были дети?




Как мы проводили время

Мы гуляли, загорали,

Возле озера играли.

На скамейку сели,

Две котлеты съели.

Лягушонка принесли

И немного подросли.

Картинка

Папа шагает по улице с дочкой,

Дочка собаку ведёт на цепочке,

Держит собака в зубах поводок,

А в поводке выступает щенок.

Так и не смог я в тот вечер понять,

Кто же кого из них вывел гулять.

Матрёшка

Сидела в матрешке

Другая матрешка

И очень скучала

Матрешка в матрешке.


А в этой матрешке —

«Матрешке в матрешке» —

Сидела скучала

Другая матрешка.

Сидела скучала

Другая матрешка

Размером, конечно,

Поменьше немножко.


В матрешке «размером

Поменьше немножко»

Сидела матрешка

Не больше горошка.

Сидела матрешка

Не больше горошка

И тоже скучала

Несчастная крошка.


И что интересно

В «несчастной той крошке»

Еще разместились

Четыре матрешки.

Еще разместились

Четыре матрешки,

Примерно такие,

Как мушки и мошки.


Любому понятно,

Что каждой матрешке

Хотелось побегать

В саду по дорожке,

Хотелось в траве

Поваляться немножко,

Размять свои ручки,

Размять свои ножки.

Но что они

Могут поделать, матрешки?

У них деревянные

Ручки и ножки.

У них деревянные

Ручки и ножки.

Скучают матрешки

И то понарошке.

Необычный слон

Жил-был слон,

Не громадный слон,

А маленький, маленький,

Маленький слон,

Чуть-чуть побольше мышонка.


Одуванчик над ним

В небесах расцветал,

А комар

Вертолетом громадным жужжал.

А трава для него —

Просто лес,

Просто лес.

Просто сразу пропал,

Если в чащу залез.


Все жалели слона:

— До чего же он мал!


А слоненок об этом,

Представьте, не знал.

Потому что ночь для него была такая же

Синяя-синяя,

А звезды такие же

Далекие-далекие,

Как и для всех больших слонов.

Про мокрые штанишки

И девчонки и мальчишки

Часто писают в штанишки.

Мамы негодуют,

А детишки дуют –

На глазах у всей страны

Гордо писают в штаны.

Но когда большими станут,

Они писать перестанут.

Пластилиновая ворона

Мне помнится, вороне,

А может, не вороне,

А может быть, корове

Ужасно повезло:

Послал ей кто-то сыра

Грамм, думается, двести,

А может быть, и триста,

А может, полкило.


На ель она взлетела,

А может, не взлетела,

А может быть, на пальму

Ворона взобралась.

И там она позавтракать,

А может, пообедать,

А может, и поужинать

Спокойно собралась.


Но тут лиса бежала,

А может, не бежала,

А может, это страус злой,

А может, и не злой.

А может, это дворник был...

Он шел по сельской местности

К ближайшему орешнику

За новою метлой.


— Послушайте, ворона,

А может быть, собака,

А может быть, корова,

Ну как вы хороша!

У вас такие перья,

У вас глаза такие!

Копыта очень стройные

И нежная душа.


А если вы залаете,

А может, и завоете,

А может, замычите —

Коровы ведь мычат, —

То вам седло большое,

Ковер и телевизор

В подарок сразу врУчат,

А может быть, вручАт.


И глупая ворона,

А может быть, корова

А может быть, собака

Как громко запоет.

И от такого пения,

А может, и не пения

Упал, конечно, в обморок

От смеха весь народ.


А сыр у той вороны,

А может быть, собаки,

А может, и коровы

Немедленно упал.

И прямо на лисицу,

А может быть, на страуса,

А может быть, на дворника

Немедленно попал.


Идею этой сказки,

А может, и не сказки

Поймет не только взрослый,

Но даже карапуз:

Не стойте и не прыгайте,

Не пойте, не пляшите

Там, где идет строительство

Или подвешен груз.

Про детей которые плохо едят в детском саду

Вот сестрёнка Ира –

Полный рот кефира.

Вот сестрёнка Света –

Полный рот омлета.

Рядом Петя с Дашей

Мучаются с кашей.

Как же это некрасиво!

Эй, ребята, жуйте живо!

Быть голодным очень глупо:

Вы уже большая группа.

Поздравительная песенка

У нашей мамы праздник,

И мы её поздравим.

Хорошие отметки

Немедленно предъявим.


Посуду сами вымоем

И в доме приберём.

И маме поздравление

Весёлое споём.


Хотим, чтоб мама в отпуск,

Ходила только летом,

Чтоб стала депутатом

Районного Совета.


Чтоб наша мама весело

И счастливо жила,

И чтобы всех других она

Прекраснее была!


Хотим, чтоб улыбалось

Ей счастье в каждом деле,

Чтоб папа помогал ей,

А дети поумнели.


А мы уж постараемся

Её не огорчать

И будем лишь четвёрки

И пятёрки получать.

Птичий рынок

Птичий рынок,

Птичий рынок...

Золотым июльским днём

Птичий рынок...

Золотым июльским днём

Между клеток и корзинок

Ходим с папою вдвоём.

Видим – рыбки продаются,

Плавники горят огнём.

Мы на рыбок посмотрели

И решили, что берём!

Раздавал котят бесплатно

Симпатичный продавец,

На котят мы посмотрели,

посмотрели,

посмотрели –

И забрали наконец.

Тут нам белку предложили.

– Сколько стоит?

– Пять рублей. –

На неё мы посмотрели,

посмотрели,

посмотрели –

Надо взять её скорей.

И совсем перед уходом

Мы увидели коня.

На него мы посмотрели,

посмотрели,

посмотрели,

посмотрели,

посмотрели...

И купили для меня.

А потом пошли домой,

Всех зверей забрав с собой.

Вот подходим к нашей двери,

Вот решили постучать,

Мама в щёлку посмотрела,

посмотрела,

посмотрела,

посмотрела,

посмотрела...

И решила: НЕ ПУСКАТЬ!

Переводные картинки

Нравится Маринке

Переводить картинки.

Вот стоит её горшок,

На нём картинка – петушок.

Вот она цветок взяла

И на дверь перевела.

Перевела картинки

На мамины ботинки.

Встал с постели старший брат,

На нём картинка – виноград,

На портфеле – брюква,

На фуражке – клюква.

Говорят соседи папе:

– А у вас грибы на шляпе,

– Сбоку всадник на коне

И лягушка на спине.

Папа взял картинки

И спрятал от Маринки.

Подняла Маринка плач:

– Папа, миленький,– Не прячь!

– Больше я не буду

– Клеить их повсюду.

И с тех пор порядок в доме,

А грибы растут в альбоме.

Про Бабу-Ягу

Про Бабу-Ягу

Говорят очень глупо:

Нога костяная,

Метелка да ступа.

И руки кривые,

И зубы торчком,

И нос очень длинный

И загнут крючком.


Я облик сложившийся

Быстро разрушу:

Прошу заглянуть

В мою чистую душу.

И там вы такие откроете дали,

Каких никогда и нигде

Не видали.


В душе я добра,

Хороша, справедлива...

Не так чтобы очень,

Но все же красива.

И в каждом я только

Хорошее вижу,

Я даже козявку

В душе не обижу.


Но если внутри я добра

И прекрасна,

То сверху, снаружи,

Хитра и опасна.

Я в жизни любого из вас

Одолею,

А то и убью...

Но в душе пожалею...

Разноцветная семейка

Жил осьминог

Со своей осьминожкой,

И было у них

Осьминожков немножко.


Все они были

Разного цвета:


Первый — зеленый,

Второй — фиолетовый,

Третий — как зебра,

Весь полосатый,

Черные оба —

Четвертый и пятый,

Шестой — темно-синий

От носа до ножек,

Желтый-прежелтый —

Седьмой осьминожек,

Восьмой —

Словно спелая ягода,

Красный...

Словом, не дети,

А тюбики с краской.

Была у детишек

Плохая черта:

Они как хотели

Меняли цвета.

Синий в минуту

Мог стать золотистым,

Желтый — коричневым

Или пятнистым!

Ну, а двойняшки,

Четвертый и пятый,

Все норовили

Стать полосатыми,

Быть моряками

Мечтали двойняшки —

А кто же видал моряка

Без тельняшки?


Вымоет мама

Зеленого сына,

Смотрит —

А он не зеленый, а синий,

Синего мама

Еще не купала.

И начинается

Дело сначала.

Час его трут

О стиральную доску,

А он уже стал

Светло-серым в полоску.


Нет, он купаться

Нисколько не хочет,

Просто он голову

Маме морочит.


Папа с детьми

Обращается проще:

Сложит в авоську

И в ванне полощет.

С каждым возиться —

Не много ли чести?

Он за минуту

Их вымоет вместе.


Но однажды камбала

Маму в гости позвала,

Чтобы с ней на глубине

Поболтать наедине.


Мама рано поднялась,

Мама быстро собралась,

А папа за детишками

Остался наблюдать —

Их надо было разбудить,

Одеть,

Умыть,

И накормить,

И вывести гулять.


Только мама за порог —

Малыши с кроватей скок,

Стулья хвать,

Подушки хвать —

И давай воевать!


Долго сонный осьминог

Ничего понять не мог.

Желтый сын

Сидит в графине,

По буфету скачет синий,

А зеленый на люстре качается.

Ничего себе день начинается!


А близнецы, близнецы

Взяли ножницы

И иголкою острою

Парус шьют из простыни.


И только полосатый

Один сидит в сторонке

И что-то очень грустное

Играет на гребенке,

Он был спокойный самый.

На радость папы с мамой.


— Вот я вам сейчас задам! —

Крикнул папа малышам. —

Баловаться отучу!

Всех подряд поколочу!


Только как их отучить,

Если их не отличить?

Все стали полосатыми.

Ни в чем не виноватыми!


Пришла пора варить обед,

А мамы нет,

А мамы нет.

Ну а папа —

Вот беда! —

Не готовил никогда!

А впрочем, выход есть один.

И папа мчится в магазин:

— Я рыбий жир

Сейчас куплю

И ребятишек накормлю.

Им понравится еда!


Он ошибся, как всегда.

Ничто так не пугает мир,

Как всем известный

Рыбий жир.


Никто его не хочет пить —

Ни дети и ни взрослые,

И ребятишек накормить

Им, право же, не просто.


Полдня носился с ложками

Отец за осьминожками:

Кого ни разу не кормил,

В кого пятнадцать ложек влил!


Солнце греет

Пуще печки,

Папа дремлет

На крылечке.


А детишки-осьминожки

Что-то чертят на дорожке:

— Палка,

Палка,

Огуречик,

Вот и вышел человечек,

А теперь

Добавим ножек —

Получился осьминожек!


Тишина на дне морском.

Вот пробрался краб ползком.

Круглый, словно сковородка.

Скат проплыл, за ним треска.

Всюду крутится селедка,

Несоленая пока.


Словом, все теперь в порядке.

Но какой-то карапуз

Где-то раздобыл рогатку

И давай стрелять в медуз.

Папа изловил стрелка

И поколотил слегка.


А это был вовсе

Не папин сынок,

А просто соседский

Чужой осьминог.


И папа чужой

Говорит очень строго:

— Я своих маленьких

Пальцем не трогаю.

С вами теперь поквитаться хочу.

Дайте я вашего поколочу.


— Ладно, берите

Какого хотите,

Только не очень-то уж

Колотите.


Выбрал себе осьминог малыша

Взял и отшлепал его не спеша,

Только глядит —

А малыш темно-синий

Стал почему-то вдруг

Белым как иней.

И закричал тогда папа чужой:

— Батюшки-светы,

Да это же мой!

Значит, мы шлепали

Только моих.

Так что теперь

Вы должны мне двоих!


Ну, а в это время

Дети-осьминожки

Стайкою носились

За одной рыбешкой...

Налетели на порог

И запутались в клубок.

Папы стали синими,

Папы стали белыми:

— Что же натворили мы,

Что же мы наделали?

Перепутали детишек

И теперь не отличишь их!

Значит, как своих ушей

Не видать нам малышей!


— Вот что, —

Говорит сосед, —

Выхода другого нет!

Давайте мы их попросту

Разделим пополам:

Половину я возьму,

А половину — вам.


— УРА! УРА!

УРА! УРА! —

Если б не безделица:

Девятнадцать пополам,

Кажется, не делится.


Устали, измучились

Обе семейки

И рядышком сели

На длинной скамейке,

Ждут:

— Ну когда ж

Наши мамы вернутся?

Мамы-то в детях

Своих разберутся.

Разгром

Мама приходит с работы,

Мама снимает боты,

Мама проходит в дом,

Мама глядит кругом.


Был на квартиру налёт?

Нет.

К нам заходил бегемот?

Нет.

Может быть, дом не наш?

Наш.

Может, не наш этаж?

Наш.


Просто приходил Серёжка,

Поиграли мы немножко.


Значит, это не обвал?

Нет.

Слон у нас не танцевал?

Нет.

Очень рада.

Оказалось,

Я напрасно волновалась!

Рыболов

За город начал

Рыбак собираться.

Удочку взял,

Чтобы рыбу ловить,

Взял дождевик,

Чтобы им укрываться,

Взял самовар,

Чтобы чай кипятить.


Взял он кровать,

Чтобы спать на кровати.

Взял он ковер,

Чтоб на нем загорать.

Взял он дрова,

Чтоб ему не искать их.

Взял чемодан —

Почему бы не взять?


Взял керогаз,

Полотенце,

Мочалку,

Книги,

Журналы,

Кресло-качалку,

Лампу,

Ружье,

Сапоги,

Одеяло.

Взял он собаку,

Чтоб все охраняла.

Ровно две тысячи

Нужных вещей

Стал он укладывать

В лодке своей.


Лодка качнулась,

Воды зачерпнула,

Перевернулась

И вмиг утонула.


Ровно неделю потом

Из реки

Вещи вытаскивали

Рыбаки.


И говорили;

— Послушай, чудак,

Ты кто угодно,

Но не рыбак.

Ведь для хорошего

Для рыбака

Удочка только нужна

И река!

Рыжий

Если мальчик конопат,

Разве мальчик виноват,

Что родился рыжим, конопатым?

Но, однако, с малых лет

Пареньку прохода нет,

И кричат ехидные ребята:


— Рыжий! Рыжий! Конопатый!

Убил дедушку лопатой —

А он дедушку не бил,

А он дедушку любил.


Вот он к деду. Ну, а дед

Говорит ему в ответ:

— У меня ведь тоже конопушки!

Если выйду я во двор,

Самому мне до сих пор

Все кричат ехидные старушки:


«Рыжий! Рыжий! Конопатый!

Убил дедушку лопатой».

А я дедушку не бил,

А я дедушку любил.


В небе солнышко горит

И мальчишке говорит:

— Я ведь тоже рыжим уродилось.

Я ведь, если захочу,

Всех подряд раззолочу.

Ну-ка посмотри, что получилось!


Рыжий папа! Рыжий дед!

Рыжим стал весь белый свет!

Рыжий! Рыжий! Конопатый!

Убил дедушку лопатой!


А если каждый конопат,

Где на всех набрать лопат?!

Смешной слонёнок

Одну простую сказку,

А может, и не сказку,

А может, не простую

Хочу я рассказать.

Ее я помню с детства,

А может, и не с детства,

А может, и не помню,

Но буду вспоминать.

В одном старинном парке,

А может, и не в парке,

А может, в зоопарке

У мамы с папой жил

Один смешной слоненок,

А может, не слоненок,

А может, поросенок,

А может, крокодил.


Однажды зимним вечером,

А может, летним вечером

Он погулять по парку

Без мамы захотел.

И заблудился сразу же,

А может, и не сразу же

Уселся на скамеечку

И громко заревел.


Какой-то взрослый аист,

А может, и не аист,

А может, и не взрослый,

А очень молодой,

Решил помочь слоненку,

А может, поросенку,

А может, крокодильчику,

И взял его с собой.


— Вот это твоя улица?

— Вот это моя улица.

А может быть, не эта,

А может, не моя.

— Вот это твоя клетка?

— Вот это моя клетка.

А может, и не эта,

Не помню точно я.


Так целый час ходили,

А может, два ходили

От клетки до бассейна

Под солнцем и в пыли.

Но дом, где жил слоненок,

А может, поросенок,

А может, крокодильчик,

В конце концов нашли.


А дома папа с бабушкой,

А может, мама с дедушкой

Сейчас же накормили

Голодного сынка,

Слегка его погладили,

А может, не погладили,

Слегка его пошлепали,

А может, не слегка.


Но с этих пор слоненок,

А может, поросенок,

А может, крокодильчик

Свой адрес заучил

И помнит очень твердо,

И даже очень твердо.

Я сам его запомнил,

Но только позабыл.

Троллейбус

Троллейбус всю неделю

По городу катался.

Троллейбус за неделю

Ужасно измотался.

И хочется троллейбусу

В кровати полежать,

Но вынужден троллейбус

Бежать,

Бежать,

Бежать.


Везет,

Ввезет троллейбус

Людей,

Людей,

Людей.

И все его торопят:

— Скорей,

Скорей,

Скорей!

Но сколько ни спешил он

И как он ни старался,

Никто ему спасибо

Сказать не догадался.


Вот снова остановка,

И вот опять бульвар.

Бежит, бежит

Троллейбус,

Спешит, спешит

Троллейбус,

А слезы так и катятся

И катятся из фар.

Удивительное дело

Удивительное дело –

Наше мыло похудело,

Стало тонкое-тонкое,

Словно картонка.

А чего мы мылом мыли?

Ничего почти не мыли...

Руки немножко,

Брюки немножко

И босоножки, но тоже немножко.

Было бы, пожалуй, хуже,

Если б я не мылся в луже.

Что у мальчиков в карманах

Что у мальчиков в карманах

Как у девочек на платье

Есть кармашек для платка,

И в руке девчонка держит

На метро два пятака.

Вот и весь ее багаж...


Ну а что же мальчик наш?


А у мальчика на платье

Пять карманов или шесть.

Носовой платок — не знаю,

А рогатка точно есть.


Авторучка, батарейки,

Ремешок от телогрейки.

Выключатель, зажигалка

(Не работает, а жалко).


Мел в коробочке и ластик,

Пузырек и головастик.

Он в бидоне находился,

А бидончик прохудился,

Чтоб теперь его спасти,

Надо в речку отнести...

Карандаш, перо, точилка,

Гирька и увеличилка.


В целлофане пирожок —

Одному щенку должок...


Вот каков он, мальчик наш,

И каков его багаж.


Для него и самосвала,

Очевидно, будет мало.

Дать ему для багажа

Пять машин из гаража.








Ваша оценка
Поделитесь с друзьями
Новые и интересные статьи по теме

×
Мы в соцсетях
Copyright © 2019 Tikitoki.ru
Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только при обязательном указании автора и прямой гиперссылки на сайт https://www.tikitoki.ru